Приграничные сражения 1941 года

Оборона Брестской крепости

С 22 июня 1941 г. по 29 июня 1941 г.

Военная операция

Вероломное нападение

Упорное сопротивление русских заставляет нас
вести бой по всем правилам наших боевых уставов.
В Польше и на Западе мы могли позволить себе
известные вольности и отступления от уставных принципов;
теперь это недопустимо.

Генерал-инспектор пехоты Отт

Война была ожидаемой и неожиданной. Поступали данные разведки, было передано даже точное время начала Войны, и все же Советский Союз жил надеждой на мир. Соединения военных округов не были вовремя развернуты на рубежах обороны, и приведены в полную боевую готовность. К моменту нападения в 3-5 километрах от границы располагались лишь отдельные батальоны. Дивизии первых эшелонов прикрытия размещались в 8-20 километрах от назначенных им рубежей, механизированные корпуса стояли за несколько десятков километров от границы. Общая протяженность западной границы, подвергшейся нападению, была более 2 000 км. Прикрывали ее войска Ленинградского (командующий генерал-лейтенант М.М.Попов), Прибалтийского особого (командующий генерал-полковник Ф.И.Кузнецов), Западного особого (командующий генерал армии Д.Г.Павлов), Киевского особого (командующий генерал-полковник М.П.Кирпонос), Одесского (командующий генерал-полковник Я.Т.Черевиченко) военных округов. В первые дни Войны они были переименованы в Северный (с 24 июня), Северо-Западный (с 22 июня), Западный (с 22 июня), Юго-Западный (с 22 июня) и Южный (с 25 июня) фронты соответственно.

 

Перед рассветом 22 июня во всех западных приграничных округах была нарушена связь между штабами округов и войсками, что существенно усложнило взаимодействие. До Войны командование сделало ставку на проводную связь в ущерб радиосвязи. Такое решение себя не оправдало. Заброшенные на территорию Советского Союза вражеские агенты и диверсионные группы нарушали проволочную связь и убивали курьеров.

В штабы округов из различных источников начали поступать подчас самые противоречивые, зачастую провокационные сведения. Но, даже не имея связи со штабами и не получая четких приказов командования, не владея информацией об обстановке, каждое соединение стояло насмерть на своем рубеже.

Первыми, кто принял на себя весь удар гитлеровских войск ранним утром 22 июня 1941 года, были советские пограничники и приграничная авиация.

Винтовка и 4 гранаты РГД — штатное вооружение защитника границы. Дополнительно на всю заставу (42 или 64 человека) — 1-2 станковых и 3-4 ручных пулемета и всего 10 противотанковых гранат. С таким вооружением пограничники противостояли хорошо вооруженным, имеющим немалый боевой опыт войскам противника, во много раз превосходящим численностью защитников границы. Ни оказать серьезного сопротивления наступающим танковым колоннам противника, ни даже подорвать ведущие через границу мосты пограничники не имели возможности.

Остановить врага они тоже не могли. Противник просто обходил очаги сопротивления, оставляя для их ликвидации часть войск. Гитлеровским планом на уничтожение застав отводилось 20-30 минут. Но чаще всего эта задача растягивалась на часы, а то и сутки. Уже в первые часы нападения враг сумел убедиться в мужестве и стойкости советских пограничников. Они предпочитали умирать, чем сдаваться в плен. Трудней всего пришлось пограничникам, находившимся на направлении главного удара агрессора. Им пришлось принять на себя основную силу атаки. И, тем не менее, заставы стояли, чаще всего до последнего человека. В первые дни войны безвозвратные потери пограничников составили 90%. Но их гибель не была напрасной. Ценой их жизни было выиграно время для выхода на оборонительные позиции частей прикрытия границы, что обеспечило развертывание основных армейских сил для их дальнейших действий.

В Ленинграде первая воздушная тревога была объявлена уже в ночь на 23 июня. Достойно себя проявила батарея, которой командовал младший лейтенант А.Т.Пимченков. Ее расчетом был сбит первый «Юнкерс-88». Экипаж вражеского самолета в составе 4 офицеров попал в плен. При них были найдены ценные документы.
За точный огонь батареи и сбитый «Юнкерс-88» младший лейтенант Алексей Титович Пимченков был награжден орденом Красного Знамени.