Первое освобождение Ельни

С 19 августа 1941 г. по 30 августа 1941 г.
Прорыв немецкой обороны

Военная операция

Образование Ельнинского выступа и освобождение Ельни

В июле 1941 года после взятия Ельни в ходе наступления на Москву немецкие войска встретили стойкое сопротивление советской армии. Не сумев его преодолеть и продвинуться ближе к Москве, противник был вынужден перейти к обороне.

В это время в штабе Резервного фронта Советской Армии был разработан план Ельнинской наступательной операции. Операция началась 19 августа 1941 года. Из-за нехватки боевой техники и авиации советские войска продвигались вперед медленно и неравномерно на разных участках фронта. В результате образовался так называемый ельнинский выступ, создававший угрозу советским войскам на вяземском направлении. С этого плацдарма германское командование планировало нанесение основного удара по Москве.

Неоднократно в течение июля-августа части 24-й армии пытались выровнять фронт, но противник стойко держал оборону.

Начальник гитлеровского Генерального штаба генерал-полковник Ф.Гальдер считал, что бои в районе Ельни стали типичным примером позиционной войны. Относительное затишье на фронте позволило немецкому командованию заменить на территории Ельнинского выступа подвижные войска на пехотные дивизии.

По приказу командующего войсками Резервного фронта генерала армии Г.К.Жукова ослабленные в предшествующих боях части 24-ой армии прекратили активные боевые действия в районе Ельни и начали подготовку к новому, мощному удару.

Боевые действия советских войск нанесли врагу существенный урон, хотя это было время, когда неприятель еще полностью господствовал в воздухе и имел огромный перевес в технике. Наибольшие потери немецкие соединения несли от ударов нашей артиллерии, что оказывало сильное психологическое воздействие на солдат вермахта. Особенно разрушительно, как физически, так и морально, действовали реактивные гвардейские минометы. Так, батарея реактивных минометов под командованием капитана И.А.Флерова перемещалась по позициям дивизий, ведущих боевые действия в районе Ельни, нанося страшные удары по противнику. Однако немцы упорно рвались вперед. Во время очередной атаки вражеские танки неудержимой лавиной шли на наши позиции и почти вплотную приблизились к наблюдательному пункту батареи реактивных минометов. Когда капитан Флеров передал на батарею данные для залпа, радист, думая, что неверно понял команду, переспросил еще раз: Флеров вновь передал координаты позиций, находящихся совсем рядом со своим наблюдательным пунктом. Во время залпа, блиндаж встряхнуло, взрывной волной опрокинуло стереотрубу, земля посыпалась с потолка и завалила входную дверь. Артиллеристы, испытавшие на себе удар реактивных ракет и оглохшие от грохота, с трудом выбрались из блиндажа. Вокруг валялись обугленные трупы врагов, вся земля была покрыта воронками от взрывов, яркими кострами пылали танки. Вызвав огонь на себя, капитан Флеров не дал немецким танкам прорваться на наши позиции.

 

25 августа 1941 года 24-я и 43-я армии начали наступление. Распределившись на три группы войск — Северную, Южную и Центральную, — части Красной Армии должны были, освободив Ельню, к 8 сентября достичь района Хиславичи-Петровичи.

30 августа 1941 года, после интенсивной артподготовки, 24-я армия начали бои за Ельню. Каждое подразделение стояло насмерть на своем рубеже, даже раненые не уходили с позиций. Массовый героизм и отвага проявлялись везде, на каждом участке.

Так, солдаты и командиры полка И.М.Некрасова, оказавшись в окружении в деревне Волосково неподалеку от Ельни, дрались трое суток, и сумели не только прорваться, но и завладеть железнодорожной станцией.

А бойцы одного из стрелковых полков не раз захватывали пленных из отборных соединений вермахта, присланных в район Ельни: «Великая Германия», «Викинг», «Фюрер». На одном из допросов пленных стало известно, что в район боев должна прибыть автоколонна из 25 машин с пехотой. Перед взводом разведки была поставлена задача перекрыть дорогу, по которой должно пройти подкрепление. Командир Калабун с восемью бойцами пробрались в тыл врага и укрылись в развилке дорог. Через некоторое время из-за поворота появились машины и стали спускаться в лощину. Один из бойцов ловко бросил гранату. От взрыва головную машину развернуло. Движение остановилось. Бойцы, воспользовавшись задержкой, ударили по гитлеровцам из автоматов. Поднялась паника, но немецкий офицер сумел повести солдат в атаку. Силы были неравны. Комвзвода быстро принял решение. Он незаметно пробрался к застывшему грузовику, на котором стоял пулемет, и открыл огонь по гитлеровцам. Первой же очередью был убит офицер и несколько солдат. Лишенные командира вражеские солдаты не смогли оказать решительного сопротивления и стали сдаваться.

Оборона немцев была прорвана, советские войска продвинулись на 12 километров, но были остановлены гитлеровцами. Утром следующего дня контрудар противника по флангам вынудил наши части отойти к Десне, но там, в районе Богданова, дивизии немцев уже замкнули кольцо окружения.

Тем временем отброшенный к реке Стряне противник предпринял ряд контратак, остановивших продвижение вперед Южной группы советских войск.

Отход на 5-6 километров 211-й дивизии, действовавшей в районе Рославля, сильно осложнил ситуацию на основном участке наступления.

Ликвидация Ельнинского выступа была первой самостоятельной фронтовой операцией Жукова. Поэтому промедление с наступлением Южной группы войск, грозившее полным провалом операции, вынудило командующего фронтом лично выехать в 211-ю дивизию и с 1 по 9 сентября взять на себя руководство ее боевыми действиями вместо арестованного за панику комдива. Решение Жукова «…ночью выехать на участок 211-й дивизии и там навести порядок…» было одобрено Сталиным в их телефонном разговоре 1 сентября.

3 сентября, после наведения порядка в 211-й дивизии и стабилизации общей ситуации на этом участке фронта наступление дивизий Южной группы советских войск было возобновлено. К концу дня расстояние между войсками Северной и Южной групп достигло 6-8 км, немецкие войска оказались под угрозой окружения.

В тот же день противник начал поспешный отвод своих сил из ельнинского мешка. За двое суток немцы отошли далеко на запад, бросив на поле боя штабное имущество, более 100 орудий, 200 пулеметов, сотни патронов и снарядов.

Командующим фронтом были поставлены жесткие сроки завершения окружения врага и освобождения Ельни.

Противник был стремительно атакован стрелковым полком, вновь введенным в бой для усиления удара северной группы.

По всему фронту наши части преследовали врага. Стремясь избежать окружения, гитлеровцы вели ожесточенные бои на флангах, но Красная Армия,  преодолевая сопротивление немецких войск, продолжала продвижение вперед.

В развернувшихся под Ельней сражениях участвовали не только танковые и стрелковые соединения, но и авиация, которая также внесла свой вклад в первое успешное наступление. Помимо самолетов в небо над Ельней поднимались и автожиры — прототипы первых вертолетов. Их использовали для корректировки артиллерийского огня и разведки. Автожиры летали в тыл врага к партизанам. Также с них разбрасывались листовки над позициями немцев.

5 сентября 1941 года в Ельню ворвались советские войска. В авангарде была 19-я стрелковая дивизия. На следующий день Ельня была освобождена. Освобождение Ельни стало первой крупной победой Красной Армии над гитлеровцами в Великой Отечественной Войне.