Оборона Москвы

С 30 сентября 1941 г. по 20 апреля 1942 г.
Первое крупное поражение немцев на Восточном фронте

Военная операция

Гроза надвигается

Самыми крупными стратегическими объектами на Восточном фронте Гитлер по праву считал Ленинград и Москву. На овладение этими двумя городами он бросил огромные силы. От успеха немецких войск на этих двух направлениях зависела внешняя политика фюрера. Союзники Германии, как, впрочем, и США вместе с Англией и Францией, следили за развитием событий.

Москва начала готовиться к отражению нападения противника с первых дней Войны.

Из воспоминаний председателя Московского Совета депутатов трудящихся В.П.Пронина:

«24 июня, в 3 часа ночи, командующий Московской зоной ПВО генерал-майор М.С.Громадин сообщил нам, что на Москву идет группа самолетов: надо объявить тревогу. Впервые над городом завыли сирены воздушной тревоги. Через 25-30 минут население укрылось в убежищах, а несколько сот тысяч москвичей подготовились к защите столицы от зажигательных и химических бомб, к тушению пожаров и оказанию помощи пострадавшим.

Со стороны западных окраин послышалась артиллерийская стрельба. Заговорили орудия и в центре города.

На командном пункте — настороженность, сдержанное волнение. Ведь это первый налет на Москву. Все службы и команды на своих местах. Но — странное дело! — уже 15-20 минут гремит канонада, а с наблюдательных постов не доносят ни о разрывах бомб, ни о разрушениях и пожарах!

Нервное напряжение все же сказалось: кое-где дымки от взрывов зенитных снарядов приняли за мелькающие среди облаков купола вражеских парашютов...

Однако вскоре все разъяснилось. Генерал Громадин по телефону сообщил: «Наши тут немножко поднапутали: стреляли по возвращающимся с бомбардировок своим самолетам».

Дали отбой воздушной тревоги. После этого недоразумения был издан приказ по ВВС о запрещении нашим самолетам возвращаться с бомбежек через Москву»

Первый месяц немецкого наступления стал периодом тяжелейших испытаний, как для советской армии, так и всего советского народа. Крушение фронта на московском направлении и захват Смоленска менее чем через месяц после начала вторжения только усилили убежденность Гитлера в том, что Восточную кампанию можно завершить за 8-12 недель. До Москвы оставалось чуть более 350 километров и высшее руководство Вермахта решило, что с задачей ее захвата справятся и пехотные армии. Танковые армии группы армий «Центр» направили на Киевское и Ленинградское направления. Против такой позиции активно возражал командующий 2-й танковой группы генерал-полковник немецкой армии Хайнц Вильгельм Гудериан.

 

Позже в книге «Воспоминания солдата» Гудериан подробно описал свои доводы, в пользу скорейшего наступления на Москву всеми силами центральной группировки: «…Гитлер дал свое разрешение, и я подробно и убедительно изложил ему все доводы, говорящие за то, чтобы продолжать наступление на Москву, а не на Киев. Я высказал ему свое мнение о том, что с военной точки зрения сейчас дело идет к тому, чтобы полностью уничтожить вооруженные силы противника, которые в последних боях понесли значительные потери. Я обрисовал ему географическое положение столицы России, которая в значительной степени отличается от других столиц, например Парижа, и является центром путей сообщения и связи, политическим и важнейшим промышленным центром страны; захват Москвы очень сильно повлияет на моральный дух русского народа, а также на весь мир. Я обратил его внимание на то, что войска настроены наступать на Москву, и что все приготовления в этом направлении встречаются с большим восторгом...»

Опьяненный успехами первых недель наступления, фюрер решил развивать успех сразу по трем направлениям. К тому же рейхсканцлер был уверен, что захват Ленинграда и Киева вопрос двух-трех недель. Это был фатальный просчет Гитлера. Захватить город на Неве войскам Вермахта так и не удалось, а операция по захвату Киева растянулась до середины сентября. На Московском направлении Красной Армии удалось перехватить инициативу и даже провести успешное контрнаступление, вернув контроль над транспортным узлом — городом Ельней.

Продолжавшиеся два месяца бои под Смоленском, героическое сопротивление под Киевом и Ленинградом сорвали «блицкриг» и дали руководству нашей страны драгоценные два месяца на организацию оборонительных рубежей вокруг Москвы.

В начале сентября, не добившись желаемого результата под Ленинградом, Гитлер вернулся к первоначальному плану. Началась подготовка к мощному наступлению на московском направлении. План по захвату советской столицы получил кодовое название «Тайфун».

Линия фронта с каждым днем неумолимо приближалась к Москве. Через город на фронт шли колонны грузовиков с подкреплением.

Вместе с войсками к обороне готовился и сам город. Первое, на что было обращено пристальное внимание наркомата обороны, это противовоздушная маскировка ключевых объектов инфраструктуры, в том числе и Московского Кремля. Кресты с церквей были сняты, а купола покрашены в защитный цвет. Кремлевские звезды были спрятаны в деревянные ящики, а механизм боя в курантах был остановлен. Для маскировки центра Москвы была привлечена группа академика архитектуры Бориса Иофана. Архитекторы совместно с театральными декораторами и инженерами постарались превратить кремль в обычную московскую улицу. Над мавзолеем был построен двухэтажный макет дома, хотя тела Ленина там уже не было. Его еще в начале июля специальным поездом отправили в Иркутск. На крепостных стенах были нарисованы дома, деревья и улицы. Из фанеры были построены целые жилые кварталы.

Повсеместно в городе крест-накрест заклеивали окна бумагой или тканью, чтобы в случае разрыва бомбы недалеко от дома ударная волна не превратила оконное стекло в шрапнель. В Москве начались учения ПВО, метро переоборудовалось под бомбоубежище. Кремль, как средневековую крепость, было решено использовать по его прямому назначению. В бойницах устанавливались зенитные и противотанковые орудия, некоторые проходы и мосты минировались. Существует легенда, что в знаменитом «Царь-колоколе» был организован резервный узел связи.

Сокровища Алмазного фонда СССР и Оружейной палаты Кремля в начале июля были вывезены в Свердловск.

По мере продвижения немцев к Москве в городе началась подготовка к уличным боям. Гарнизон Московского кремля тренировал приемы боя в городских условиях. Улицы в любой момент можно было перегородить противотанковыми заграждениями. Оборудовались опорные пункты и укрепленные огневые точки. Четверть миллиона горожан, в основном женщины, фактически круглосуточно возводили защитные сооружения. В кратчайшие сроки было построено пять рубежей обороны: три вокруг Москвы, а также Ржевско-Вяземский и Можайский. В городе началась мобилизация, формировались отряды народного ополчения и бригады помощи ПВО.

Предприятия местной промышленности и городского хозяйства переориентировались на производство боеприпасов и вооружения.

Из воспоминаний В.П.Пронина: «Производство автоматов, минометов, снарядов, мин и гранат было налажено даже на посудных и галантерейных фабриках. Игрушечные фабрики стали производить бутылки с горючей смесью»

 

С первых дней Войны велось активное формирование партизанских отрядов, истребительных батальонов. Только с 25 по 28 июня 1941 года во всех районах столицы и области было сформировано 87 таких батальонов общей численностью 28 500 человек. Практически в каждом районе области было создано от двух до четырех партизанских отрядов численностью от 25 до 75 человек.

Вместе со всеми на защиту столицы встали и московские чекисты. Они вели борьбу с немецкими шпионами и диверсантами, принимали активное участие в создании и в боевых действиях диверсионно-разведывательных групп, партизанских отрядов, действовавших на территории Московской области, временно оккупированной противником. Принятые оперативные меры не позволили противнику проводить широкую разведывательно-диверсионную и другую подрывную деятельность на подступах к Москве.

Из справки МК ВКП(б) «О боевых действиях партизанских отрядов Московской области» от 28 января 1942 года:
«… Всего на территории Московской области партизанскими отрядами, постоянно действующими в тылу, и диверсионно-истребительными группами, посланными из Москвы и области, уничтожено:
солдат и офицеров 5 092
танков и бронемашин 57
самолетов 5
грузовых автомашин 524
автомашин легковых 77
автомашин штабных 10
автоцистерн с горючим 10
мотоциклов 77
повозок с боеприпасами
и другим снаряжением 143
орудий 25
пулеметов 44
радиостанций 2
складов боеприпасов 10
складов с горючим 3
мостов 35
уничтожена телефонно-телеграфная связь в 244 местах
пущено под откос 2 поезда…»